ТКМ для Владика

Пусть мы не сможем помочь всем, кому бы нам хотелось, но мы поможем намного больше, чем те, кто даже не пытается...

Каждый ребенок должен быть здоровым

Семенов Влад 5 лет. Диагноз: острый лимфобластный лейкоз. Собрано и перечислено в клинику Израиля 400 000 Р.

В июне 2020 года Влад заболел, ему было на тот момент 3 года. Были симптомы отравления, но с головными болями, слабостью и сонливостью. Первоначально нас положили в инфекционное отделение (сначала в Пустошке,  потом в Великих Луках).  По итогу обследования,  нас выписали домой с диагнозом острый гастроэнтерит, с рекомендаций по диете и обильному питью. Поскольку состояние Влада не улучшилось,  мы поехали на обследование в Москву. Но тогда мы ещё даже не представляли, с чем нам предстоит столкнуться.
Почти месяц обследований в Морозовской больнице, и первый страшный диагноз — менингит. Спустя 2х недель лечения от менингита, когда состояние ребенка не улучшилось, нам делают пункцию костного мозга и ставят новый страшный диагноз — острый лимфобластный лейкоз. Спустя 1,6 года сильнейшего лечения с облучением, химией и гормонами (когда ребенок то раздувается как шарик, то тает), когда мы начали немного выдыхать, вновь возобновились головные боли.

dav

На очередном приеме у гематолога в феврале 2022, взяли контрольную пункцию костного мозга и страшные слова — РЕЦИДИВ. Очень ранний рецидив, комбинированного типа (нейролейкоз + костный мозг).
К сожалению, прогнозы врачей об излечении не оправдались, мы не попали к тем 80% счастливчиков, которые излечиваются после первого проведенного курса лечения.
Ранний рецидив говорит о том, что в нашем случае это очень агрессивные раковые клетки, на которые не действует химия.
Понятно, что общий протокол лечения, используемый в России, нам не подходит, поэтому мы ищем выходы и денежные средства для лечения за рубежом. В случае лечения в России наши шансы на исцеление меньше 20 %.
Нам предстоит пройти трансплатацию костного мозга (ткм).  Во всем мире для этого используется 100% или близкий к 100% не родственный донор. В России в частности,  предпочитаю использовать родственного донора (это может быть совпадение от 50% и ниже). Отсюда существует большая вероятность развития рецидива и всевозможные проблемы приживания донорских клеток, так называемые РТПХ).
В нашем случае,  с осложнением лейкоза, поражением цнс (нейролейкозом), данный вариант трансплантации билет в один конец. Второго рецидива Влад может не пережить.
Вся ситуация в мире, и скорость развития болезни,  сейчас играют против нас.
Время играет против нас. Раковые клетки быстро распространяются и показатели крови и пункций становятся хуже с каждым разом.

НАШ ШАНС К СПАСЕНИЮ — это донорская неродственная трансплантация,  со 100% подходящим нам донором.
Мы должны максимально быстро попасть на ткм, после того, как состояние Влада нормализуется (ремиссия).
Я объявляю срочный сбор денег на лечение. Запросы в клиники направлены.
Пока что находимся на лечении в Морозовской клинике. Пытаемся выйти в ремиссию, снизить количество бластных клеток и их распространение.
Пока есть шансы на выздоровление, прошу Вас оказать посильную помощь и спасти моего мальчика. Я надеялась справиться собственными силами, но теперь мне не обойтись без Вашей помощи и поддержки.