Эмиль обязательно победит Рак



Маленькому жителю Уфы Эмилю Шакирову на днях только исполнилось 4 года. Вот только на долю малыша уже выпало страшное испытание, справиться с которым под силу не каждому взрослому. Саркома Юинга – два слова, которые разделили жизнь ребёнка и его родителей на «до» и «после».

ДУМАЛИ, ЧТО ФЛЮС

Несмотря на свой юный возраст, Эмиль уже мечтает вырасти и стать настоящим учёным. Рассудительный и смышленый не по годам мальчик вместо игр с машинками увлекается английским языком и «щёлкает» математические задачки. На здоровье тоже никогда не жаловался, ничем серьёзнее ОРВИ не болел.
Неприятности начались в начале осени. 7 сентября мама как обычно пригласила Эмиля к столу, но ребёнок пожаловался, что ему больно жевать.

— Я заглянула сыну в рот и увидела странную шишку на нижней челюсти, — рассказывает мама Эмиля, Ирина.
– Я подумала, может флюс или гингивит какой, и мы поехали в стоматологию.

Хирург осмотрел мальчика и, даже не сделав снимок, сказал, что это флюс – нужно выдернуть зуб. Однако через пару дней опухоль так и не спала, и Ирина снова отвела мальчика в больницу.

— Врач предположил, что в десне началось нагноение, сделал разрез и поставил дренаж, — вспоминает женщина. – Но и это не помогло, с каждым днём сыну становилось всё хуже.

На очередном осмотре хирург всё же решил не рисковать и отправил Эмиля на обследование в республиканскую детскую клиническую больницу. Там мальчика осмотрели несколько врачей: все они утверждали, что нет ничего серьёзного.

— Нам выписали мазь и курс УВЧ. Мы пять дней грели эту шишку, и только потом узнали, что этого делать было нельзя, — вздыхает Ирина.

Единственный шанс на спасение — лечение за границей, но 80 000 евро — неподъёмная сумма для Шакировых.

ДИАГНОЗ — САРКОМА ЮИНГА

Наконец, на очередном осмотре у челюстно-лицевого хирурга был сделан рентген-снимок, и врач заподозрил кисту. Ирину предупредили, что единственный вариант – оперативное вмешательство; дату назначили на 27 ноября. Эмиль к тому времени практически перестал есть, жалуясь на сильную боль и дискомфорт.

— Я каждый день ходила в больницу, молила сделать операцию поскорее, не в силах смотреть, как мучается сын, — вздыхает мама мальчика. — В итоге Эмиля прооперировали на месяц раньше, потому что заподозрили уже именно опухолевый процесс.

Во время операции опухоль на нижней челюсти удалили и взяли биопсию. Результат врачам не понравился, и чтобы исключить злокачественность опухоли, гистологию отправили в республиканский онкоцентр, где поставили диагноз «мелко-круглоклеточная саркома» под вопросом.

— В итоге образцы отправили в московскую клинику имени Рогачева, и там нам уже поставили окончательный диагноз – саркома Юинга. Это рак кости… Земля тогда ушла у нас из-под ног, — со слезами вспоминает Ирина.

Тем временем Эмилю становилось всё хуже. Под глазами появились синяки, повысилась температура. Мальчик стал вялым и апатичным.

 

В РОССИИ БОЛЕЗНЬ МОГУТ ТОЛЬКО «ПРИГЛУШИТЬ»

Ирина признаётся, что им с сыном, конечно, предложили лечь в больницу и начать лечение, но врачи сразу предупредили, что такую редкую форму злокачественной опухоли в России очень сложно (читай — невозможно) вылечить. Предложенное лечение только «приглушит» симптомы болезни, но не остановит её рост.

— Мы перелопатили весь Интернет, перечитали всю информацию по этой болезни, общались на форумах, списывались с теми, кто болеет саркомой Юинга, — рассказывает мама Эмиля. — И пришли к выводу, что помочь нам могут только в заграничных клиниках. Сначала мы рассматривали Израиль, но там очень дорого, поэтому остановились на Германии. Нашли клинику, отправили туда запрос, все документы и выписки из больниц. Буквально через несколько дней пришёл ответ, что нас готовы принять, и уже ждут на обследование.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Сейчас Эмиль проходит лечение в клинике Германии. Наш фонд закрыл для Эмиля часть суммы. Средства в размере 25 000 евро переведены в клинику на счет Эмиля.